Допомогти вже нічим не можемо. Вибачте

3 хвилини
44,6 т.
Допомогти вже нічим не можемо. Вибачте

Концентратори закінчилися. Лист очікування вже понад 20 осіб. Пріоритет – люди з важкої хронікою, самотні люди похилого віку. Граємо в Господа Бога: Давай дамо цьому, у нього більше шансів. Ні, давай ось цій бабусі. У неї сьогодні день народження і сатурація падає швидко. Давай двопотоковий краще бабусі і дідусеві, які удвох лежать. Літраж буде маленький, але може хоч якось потягнемо.

Спори все гарячіші. При рівній сатурації – кого рятувати? Хворого з букетом хронічних або умовно здорового члена суспільства? 70-річного або 85-річного?

Це реальні історії. Реальні життя.

Далі текст мовою оригіналу.

Скорые стоят в очереди около стационаров. Люди звонят прямо из машин скорой – нас не пускают. Тут охрана. Мест нет. Один пациент уже проехал со скорой 4 (!!) больницы и в отчаянии они приехали в 11-ю городскую (которая не ковид)

Відео дня

И в это время моя сотрудница обзванивает тех, кто взял концентраторы давно – в надежде на возврат.

И вот тут совсем руки опустились.

Далее – цитата из рабочего чата:

"Понимаете, девочки, чтобы узнать о свободных кислородных концентраторах, об этом должны сообщить. Как правило, люди ждут личного напоминания им об этом. Это же не забирать, а отдавать...

Я сегодня утро потратила на то, чтобы связаться с теми, чьи контакты у меня.

Одна в больнице, родня кк держит дома, "потому что понадобится на выписку".

Другой, священник – слишком слаб, чтобы снести вниз, а у божьего человека, видимо, нет друзей, к кому можно обратиться. Вечером Игорь сам поедет.

Третья умерла, родственникам сейчас не до этого...буду завтра ещё раз им звонить.

Четвёртая не может привезти, так как не сделала справки и ксероксы. Я ей сказала, возвращайте уже так, справки уже потом.

А ещё рявкнула одной, что если бы вы платили по 500 гривен в сутки и дали залог –вернули бы аж бегом". (С) Оксана Вайнбранд

Зря, видимо, мы не берём залоги и даём кислород бесплатно. Вот реально зря.

А ещё очень хочется обратиться к тем, кто приезжает за концентраторами на машинах стоимостью 50-100 тыс долл. Мы не разделяем сейчас людей по финансовым возможностям. Коммерческие прокаты все пустые стоят, и вашим мамам, папам, бабушкам тоже нужно дышать. И мы выдаём всем.

Но, честно говоря, очень стыдно, когда бабушка лет 70 возвращает концентратор, сжимает в руке 500 грн и пытается засунуть их в бокс: "девочки, спасибо".

Когда жена, потерявшая мужа от онко – и благодаря концентратору это произошло без мучений – пытается запихнуть деньги каждому сотруднику: возьмите, пожалуйста. Вы так помогли.

А вы разворачиваетесь – и делаете вид, что вам все должны... Стыдно. Очень.

Боксы в офисе стоят для того, чтобы мы могли купить ещё аппараты.

Как это объяснить? У меня в голове не укладывается, честно.

А ещё лично от меня. Знакомым, подписчикам, друзьям. Не передавайте пожалуйста своим пациентам "я звоню от такого-то": я не делаю выбор потому, что мы дружим, знакомы или вы – наш донор. Очередь одна для всех.

Тоже самое по запросу: "Катя, найди место. Любые деньги заплатим".

Я не ищу места за деньги. И не даю денег в стационары. Я запихиваю только законным путём или благодаря тому, что знаю врачей. Если места есть. Или доставляют койки. Никаких приоритетов не может быть, потому что мы знакомы. Все подобные пациенты – это критические пациенты и мне не знакомые. Конечно, я помогаю друзьям тоже. Но в порядке очереди, скажем так. Я никогда не подвину незнакомую бабушку с сатурацией 80 ради своего знакомого с сатурацией 90.

Простите.

Знаете, я думаю, тут уже не спасёт ничего. Очень хочется отключить телефон. Слушать, как они все горько плачут и умоляют – невозможно. Видеть, как люди думают только о своей шкуре – ещё более невыносимо.

Помочь уже ничем не можем.

Извините...

disclaimer_icon

Важливо: думка редакції може відрізнятися від авторської. Редакція сайту не відповідає за зміст блогів, але прагне публікувати різні погляди. Детальніше про редакційну політику OBOZREVATEL – запосиланням...