Голубовская: пришлось воевать с неучами во власти, чтобы спасать жизни украинцев. Интервью

5 минут
55,4 т.
Голубовская: пришлось воевать с неучами во власти, чтобы спасать жизни украинцев. Интервью

Всемирная организация здравоохранения (ВОЗ) одобрила швейцарский препарат тоцилизумаб для лечения коронавируса. В Украине его начали применять намного раньше, еще в апреле 2020 года, благодаря чему было спасено огромное количество жизней.

Украинским медикам пришлось вести войну не только с опасным вирусным заболеванием, но и с "неучами" во власти, которые всячески препятствовали применению эффективного препарата. Тем не менее, сегодня протокол лечения COVID-19 в Украине является одним из лучших в Европе.

Об этом в интервью OBOZREVATEL рассказала ведущий инфекционист Министерства здравоохранения, заслуженный врач Украины, профессор Ольга Голубовская. Далее приводим ее прямую речь.

Видео дня
Что такое тоцилизумаб?

Это препарат, который гасит цитокиновый шторм. Он производится в Швейцарии компанией Roche. Мы применяем его не для всех больных, а только для самых тяжелых, с быстрым развитием патологического процесса, дыхательной недостаточности.

Это не панацея. Его надо уметь применять. Но это препарат, спасающий жизни. У меня волосы встают дыбом, когда я подумаю, сколько дополнительных трупов мы бы получили на ровном месте, если бы не применяли этот препарат все эти полтора года – если бы не было Степанова, если бы не было нашего протокола, который был утвержден при нем, в апреле 2020 года, если бы не было инфекционистов, которые изучили применение препарата в деталях и отшлифовали методы лечения.

Тоцилизумаб – препарат, спасающий жизни.
Чтобы спасать жизни, пришлось воевать с неучами во власти

К сожалению, в свое время министр Ульяна Супрун отказалась от написания нормативных документов страны по стандартизации медицинской помощи. Мы принимали только протоколы ВОЗ, CDC, но в тех протоколах для лечения COVID-19 еще ничего не было.

Поэтому весь мир пошел по другому пути. Было разрешено "сострадательное", "экспериментальное" лечение, потому что доказательств нет, но препарат работает.

Мы начали применять его в лечении еще в апреле 2020 года благодаря тому, что при министре Степанове, через несколько дней после его назначения, у нас был принят закон, который позволил использовать те методы лечения, которые показали эффективность в других странах.

Нам удалось создать протоколы лечения, в которые мы внесли те препараты, которые показали эффективность в Китае, в Италии, в Испании.

Но нам пришлось столкнуться с огромными трудностями и сопротивлением. Это был кошмар. Некоторые народные депутаты постоянно кричали, что мы применяем средства с недоказанным действием. Они постоянно инициировали исключение этих препаратов из протокола.

Более того, я не могу понять, почему директор Европейского бюро ВОЗ Ханс Крюге написал письмо в Минздрав Украины о том, что он сильно обеспокоен, что 25 миллионов гривен мы потратим на закупку препаратов с недоказанным действием. Речь шла о тоцилизумабе.

Сопротивление было со всех сторон. Мы работали в таком кошмаре! Было тяжело физически и морально, и еще надо было воевать с каким-то неучами, которые волею судеб стали депутатами, чтобы разваливать наше государство и убивать наших больных.

Почему важно, чтобы препарат был внесен в протокол лечения?

Когда препарат внесен в протокол, государство может закупать его за бюджетные средства. Поэтому были централизованные закупки тоцилизумаба. Кроме того, если препарат есть в протоколе, его могут покупать за деньги местного бюджета. Поэтому были не только централизованные закупки – его закупала и местная власть. Если его не было в какой-то больнице, то это означало только то, что местные власти не хотели выделять деньги.

Даже сами пациенты, которые имели возможность, покупали тоцилизумаб, хотя он очень дорогой, упаковка стоит порядка тысячи долларов.

Препарат дорогой, и в такой глобальной проблеме его не на всех хватает. Но если бы препарата не было в протоколе, врачи не могли бы назначать его больным.

Мировая система здравоохранения оказалась несостоятельной в плане противодействия инфекциям.
ВОЗ признала эффективный препарат слишком поздно

Не прошло и полгода. Наконец-то тоцилизумаб одобрен ВОЗ. Мне очень жаль, что получилась такая ситуация, когда специалистам во всем мире приходилось пробивать головой все методы лечения. Это касается не только Украины.

Фактически вся мировая система здравоохранения оказалась несостоятельной ни в плане противодействия инфекциям, ни в плане различных методов лечения.

Например, ведущие реаниматологи США, в том числе автор известного Юджинского протокола, элементы которого успешно внедрены в нашей стране, в апреле прошлого года инициировали слушания в Сенате о том, что нельзя не назначать глюкокортикостероиды. Напомню, что протоколы ВОЗ запрещали назначение гормонов больным с коронавирусом, и это приводило к очень большой смертности. Американские реаниматологи заявили: нельзя оставлять больных без гормонов.

Тогда их мнение было отвергнуто, но спустя несколько недель подошло международное исследование, и теперь глюкокортикостероиды – это золотой стандарт лечения коронавируса. Но сколько людей погибло за это время!

Я проводила конференцию, на которой доклад делал ведущий реаниматолог США Пол Марик. Послушайте. Об этой ситуации он говорил еще резче, чем я.

Препарат для спасения жизней может стать более доступным

Что дает одобрение тоцилизумаба ВОЗ? Это очень важно. Это создаст давление на фармакологическую компанию с целью снизить цены на этот препарат. Потому что речь идет о глобальной проблеме, и доступ к жизнеспасающему лечению должен быть увеличен.

Возможно, фармкомпания пойдет на снижение цены, разрешит производство генерических препаратов, предоставит лицензии на производство препарата другим заводам и так далее.

Это очень важный шаг. Мне очень жаль, что это произошло достаточно поздно.

Украина лечит коронавирус на европейском уровне

У нас есть несколько препаратов с мощным воздействием для очень тяжелых больных с коронавирусом. Тоцилизумаб нужен не более 5% от всех госпитализированных больных. Кстати, ВОЗ назвала его вторым препаратом для лечения коронавирусной инфекции. Первыми были кортикостероиды.

Я считаю, что сейчас протокол лечения в Украине – один из лучших в Европе. У нас есть гормоны, есть тоцилизумаб, есть внутривенные иммуноглобулины, которые прекрасно работают для некоторых категорий больных.

disclaimer_icon

Важно: контент, размещенный на данной странице OBOZREVATEL, является результатом творческих исследований автора: он может не иметь медицинского образования или научной степени. Текст не проверяется специалистом в области медицины на предмет точности, сбалансированности, объективности. Некоторые публикации содержат подробности лечения или применения лекарственных препаратов. Данная информация не является руководством к действию и должна быть использована только после обсуждения с вашим лечащим врачом. OBOZREVATEL не призывает применять или распространять какие-либо лекарственные препараты, способы лечения и виды медицинских услуг.