На Львовщине 25-летняя Вика за 10 дней похоронила маму, бабушку и дедушку: коронавирус убил невакцинированных родных

7 минут
74,8 т.
На Львовщине от коронавируса скончались трое человек из одной семьи

В городе Сосновка Червоноградского района Львовской области произошла страшная трагедия в семье Виктории Сковрон. Менее чем за две недели девушка потеряла всех своих родных – от коронавируса умерли ее пожилые бабушка с дедушкой, а затем скончалась и мама. Все они были невакцинированы и первое время лечились дома, но потом их состояние начало резко ухудшаться.

Подробнее об этом читайте в материале OBOZREVATEL.

Коронавирус унес жизни трех родных людей

Рождественские и новогодние дни стали для 25-летней Виктории Сковрон самыми трагическими в жизни. Сперва 25 декабря в Сокальской больнице от коронавируса скончалась ее 78-летняя бабушка Ирина Волошина, а 1 января от этой же болезни умер 80-летний дедушка Анатолий Волошин. Не успела девушка похоронить родных, как 3 января не стало ее 46-летней мамы Наталии Сковрон – причина смерти та же.

Видео дня
Сначала умерла бабушка Ирина Волошина, а потом дедушка Анатолий Волошин

Виктория вспоминает, что первой в семье заболела мама. "Меня тогда не было дома, я была в поездке в Европе и приехала домой в Сосновку немного позже. Как мне рассказали, мама почувствовала себя плохо еще 9 декабря. У нее заболели суставы. Она всегда страдала от них и, видимо, коронавирус в первую очередь ударил по ним. А уже 10 декабря у нее поднялась температура и появилась слабость как при простуде. При чем утром температура была нормальной, а к вечеру могла подняться до 39,5 градусов. Появился кашель, но при коронавирусе он обычно сухой, а у мамы был влажный. Поэтому думали, что это грипп", – рассказывает девушка.

К Наталье 13 декабря пришел дедушка – он принес лекарства и сразу же ушел. Но уже к вечеру и дедушка, и бабушка заболели. У женщины было легкое недомогание, а вот у мужчины заболело горло и поднялась температура.

Вслед за родителями умерла и их дочь, 46-летняя Наталья Сковрон
Медики уверяли, что женщины отказывались ехать в больницу

Виктория говорит, что предлагала маме сделать тест на коронавирус, но она не прислушалась. "Бабушка была медиком, года 3-4 как она перестала работать, поэтому лечением руководила она. Все-таки она в этом разбирается. Она перебралась к нам в квартиру, чтобы делать уколы и ставить капельницы маме, потому что каждый день ходить ей уже было тяжело", – рассказывает девушка.

Помимо Виктории никто из членов семьи не был вакцинирован. По ее словам, у мамы было онкологическое заболевание, женщина не сделала прививки из-за боязни возникновения тромбов. А вот бабушка была против вакцинации, поэтому ни она, ни дедушка не получили защиту от коронавируса.

Виктории пришлось уехать по рабочим делам в Карпаты 17 декабря. "Перед моим отъездом мама пожаловалась на то, что у нее появилась тошнота, как при химиотерапии. А потом появилась и отдышка. Я уехала, первое время у меня не было связи в горах. А когда 19 декабря я по телефону услышала голос мамы, то мне стало страшно. Мама очень плохо дышала. Я прямо с Карпат вызвала им скорую помощь. Однако врачи их не забрали.

По словам мамы, врачи осмотрели только бабушку, а к маме даже не зашли, хотя она чувствовала себя хуже всех. Бабушка отказалась от госпитализации, потому что забрать хотели только ее одну. Я говорила с фельдшерами. По их словам, у них якобы есть письменный отказ от госпитализации обоих, они хотели отвезти в больницу бабушку и маму. Кто из них прав, я не могу утверждать", – говорит Виктория.

Скорая сначала не забрала Наталью в больницу
Приходилось тратить много денег на лекарства

Но уже на следующий день скорая все же забрала Наталью в Сокальскую больницу. К тому моменту у женщины сатурация упала до 20%, она начала синеть и впала в кому. Но еще через 3-4 часа мама Вики пришла в себя и ее подключили к аппарату ИВЛ.

Бабушка и дедушка тоже в итоге были госпитализированы. Состояние мужчины было немного лучше в сравнении с остальными членами семьи, сатурация на тот момент была еще в норме.

"Я буквально разрывалась между работой и больницей, до которой нужно было добираться двумя маршрутками. Несмотря на то, что у нас якобы есть все лекарства для лечения коронавируса, мне приходилось часто покупать препараты. Только для мамы в первую неделю я тратила от 1 000 до 3 000 грн. Сумма стала увеличиваться, когда ее состояние ухудшилось. Меня смущало, что ей не дают дорогих препаратов и я сказала, что буду сама их покупать, чтобы только спасти маму. Врачи идут по протоколу, хотя можно пробовать разные варианты и смотреть, что лучше помогает пациенту, как это делают в некоторых львовских больницах. Мне помогали коллеги и друзья, иначе бы я не справилась", – говорит Виктория.

Дочь готова была на все, лишь бы спасти маму
Последний разговор: мама плакала и стонала

Девушка рассказывает, что отношение к родственникам пациентов в Сокальской больнице нечеловеческое. Созвониться или поговорить с врачом из реанимации было даже легче, чем с медиками из инфекционного отделения, где лежал ее дедушка. У больных нет закрепленного лечащего врача, каждый раз к родным выходит очередной дежурный врач.

"Поэтому у меня не было даже мобильного номера врача, чтобы я могла по телефону узнать о состоянии родных. Я каждый день ехала туда и не знала, к чему готовиться. Тебе звонили только для того, чтобы сообщить, что твой родной человек умер. Это просто нечеловеческое отношение к людям. Часто приходилось по 20-40 минут ждать, когда к тебе выйдут и примут лекарства. Стоять нужно либо на улице, либо в небольшом закрытом помещении, где легко и заразиться. Несколько раз, когда я просила выйти врача, мне отвечали, что он занят: "Звоните родным, они сами вам все расскажут".

Хоть я и ждала врачей с реанимации часами, но они были более человечные, чем с инфекционного отделения. Один из них даже дал мне поговорить с мамой со своего номера телефона. Мама еще была в сознании, она плакала и говорила, как ей тяжело. Слушать ее стон было очень больно, потому что я не могла ей помочь. Это был наш последний разговор. На следующий день ее состояние ухудшилось и больше в сознание она не приходила", – говорит Виктория.

Во время последнего разговора с дочерью Наталья плакала и стонала

Девушка даже хотела перевезти маму в другую больницу – в Винники. Но медики, которые лечили женщину, не позволили этого сделать.

"О Сокальской больнице я слышала плохие отзывы. Там очень мало тех, кто выживает в реанимации. Я договорилась в Винниках в больнице, там хорошая реанимация, главный врач согласился принять мою маму. Но в Сокальской больнице не позволили, сказали, что она не транспортабельна", – говорит Виктория.

Мама и дедушка работали на шахте, а бабушка в больнице

Знакомые семьи рассказывают, что Наталья очень гордилась своей дочерью и ее достижениями в жизни. Девушка училась в Польше, сотрудничала с одним из украинских телеканалов. Потом вернулась в Украину, живет в Киеве. Она много путешествует, изучая мир.

Теперь 25-летняя Вика осталась совсем одна. Родные мамы живут в России, а отец давно не интересуется жизнью девушки. С похоронами ей помогали друзья, коллеги и знакомые мамы.

Сама Наталья ранее работала на шахте оператором компьютерного набора, но из-за эпидемии коронавируса там произошло сокращение штата. Женщина встала на биржу.

Наталья очень гордилась своей дочерью Викторией

Анатолий Волошин до выхода на пенсию трудился на шахте, а ранее работал директором базы отдыха "Шахтер". Ирина Волошина много лет проработала медсестрой в больнице в родной Сосновке. Уволилась только несколько лет назад.

Анатолий Волошин много лет проработал на шахте

"У меня бабушка никогда не выглядела на свой возраст. Она была ухоженной, у нее не было седых волос, она следила за собой, была активной и никогда не болела. Дедушка тоже. У мамы было онкологическое заболевание. И что странно, дедушка ушел раньше, хотя его состояние было лучше, чем у остальных. А мама, которая заболела первой и переносила болезнь тяжелее, умерла последней, она продержалась в больнице две недели", – рассказывает Вика.

Бабушка, несмотря на возраст, выглядела хорошо и никогда не болела

В Сокальской больнице говорят, что пациенты к ним поступили поздно и долгое время лечились дома. По словам директора Романа Шведа, много пациентов к ним поступают с опозданием, когда лечение в больнице уже неэффективно. Обычно их сразу кладут в реанимацию, подключают к аппаратам искусственной вентиляции легких и исправить положение дел уже очень тяжело.

Обращение коллектива OBOZREVATEL
disclaimer_icon

Материалы на этом сайте предназначены для общего информационного использования и не предназначены для установления диагноза или самостоятельного лечения. Медицинские эксперты "MedOboz", гарантируют, что весь контент который мы размещаем, публикуется и соответствует самым высоким медицинским стандартам. Наша цель в максимально качественном информировании пациентов о симптомах, причинах и методах диагностики заболеваний для их своевременного обращения на очную консультацию к врачу.